гидра дарк нет


алексейq написал: ↑мелкий спит и не жужжит. мы спокойно шараебимся, смотрим фильмы и жжужим вытяжкой (покуривая шишки). но вот если нужно будет музло или пробъет на движ погулять, то мы обломаемся.Нажмите, чтобы раскрыть…на погулять не пропрет! в очень редких случаях. Это дломашний вид наркотика, и постельный с любимой, ну или кто как считает!))


Всем башкирам всем татарам всем кто в теме привет .. КУРИЛКА для Уфы .

ЖДЕМ сюда всех ….

С форума гидры

freddyhop написал: ↑На днях взяли гибрид от USA, очень удивил накур. Такой приятный и плавный, со временем прикрывает всё сильнее. И клад был отличный.Нажмите, чтобы раскрыть…И цвет темно-зеленый?)


Spyd написал: ↑ Если диспут мой ( клад мой) то меня б добавили, у меня нет диспутов кроме Окси. другой кладмен значит.Нажмите, чтобы раскрыть…спуди, чувак, подскажи как решить вопрос? у меня ненаход, мне не отвечают. Док-ва максимально предоставил. Помоги пожалуйста! Больше суток уже молчанка. С первого обращения уже больше двух дней прошло… Модератора не приглашал, думал все между собой решим, в итоге — игнор. Ну как так-то…


percihona написал: ↑Ненаход мефа у ХТС. Не зря они скатились ищ топа. Кто такие банальные клалы делает?

Обидно до слез. 2800 в никуда…Нажмите, чтобы раскрыть…

Ненаходы это общая проблема покупателей и продавцов, такая специфика, всё на доверии 🙁


Уже 2 селлера бутирата, но оба по почте… Стремновато.


Всем привет! Подскажите пожалуйста, заказывал ли кто-нибудь почтой стаф, а именно марки лсд? Радости не было предела, когда всем известный лсд-лэнд начал осуществлять продажу своих марок в екб, а теперь снова екб ушёл из списка городов. 

Также, может кто подскажет марки у Шивы достойные или картон?

Заранее спасибо!


Alexeyvaskag написал: ↑Раннее морозное утро. Выдернутый из ночных кошмаров, которые уже давно стали для меня раем, я, в попытках понять на каком кругу ада нахожусь, с сожалением осознал, что снова оказался в реальности. Рядом, сжавшись в безжизненный комок, то ли в попытках сохранить тепло, то ли из-за судорожных спазмов, лежит брат. Сквозь сон, он, безустанно стирая язык в кровь, шепчет себе под нос одну и ту же фразу, когда то давно ставшую его первыми словами, а потом и девизом, мантрой, молитвой и великим самообманом — «..надо терпеть.. надо терпеть..». Вслушавшись в вой ветра от сквозняков, я вычленил в нем едва различимый, схожий с предсмертным хрипом сбитой дворняги, голос зовущей меня бабушки, того единственного человека, который когда то спас меня с братом, брошенных родителями, от голодной смерти. Я поднялся. Приблизившись к рядом стоящей кровати, нащупал в темноте ее теплые морщинистые руки и, с нежной заботой сжав их меж своих ладоней, заглянул в мутные, притупленно уставившиеся в потолок, невидящие глаза. Из беззубого рта, окаймленного иссохшимися губами, вырвалось едва слышное «сделай что угодно лишь бы боль прекратилась..», и тут же, буквально через секунду, она, чуть приподняв голову и поймав своим на мгновение прояснившимся взглядом мой взгляд, приблизилась и приглушенно, но вполне отчетливо произнесла «СДЕЛАЙ ВСЕ ЧТО УГОДНО..». Глубоко внутри я знал чего она хочет, но не позволял себе понять ее. Порывшись в аптечке и не найдя обезболивающих, от которых все равно уже не было толку, я решил найти ей что либо посильнее, а так как моя бабушка любила лошадей, я решил что ее натуре более всего подойдет именно конский транквилизатор. Дальше по накатанной. Компьютер. Тор. Умелыми движениями истонченных пальцев превращаю пенсию в криптовалюту, криптовалюту в координаты. Растолкав спящего брата, внутренне извиняясь за то что оторвал его от ночного кошмара, кидаю ему его одежду и говорю — «В путь». И вот, пройдя с десяток километров пешком, мы добрались до нужного парка, в чьих мрачно шевелящихся тёмных недрах покоится крошечный сверток, который должен принести нашей бабушке, хоть и временный, но все же покой. Преодолев снежные завалы, бездонные гроты и непроходимые каскады оледеневших зарослей, мы наконец очутились у места клада и сразу же, ослепленные сиюминутным всплеском эйфории, бросились копать обмороженными пальцами, твердую как мрамор почву. За полчаса раскопок, постепенно переходящих в отчаяние, мы лишь окрасили мерзлый снег в бордово-алые тона, кровью из под сорванных ногтей на посиневших руках, но то единственное, чему было предначертано стать пуховой прослойкой меж костлявыми пальцами госпожи с косой и горлом любимой бабушки, в наших руках так и не оказалось. Лишь тогда, мы, отрезвленные проигрышем и прозревшие от слепоты азарта, приметили подле нас, аккуратно присыпанные периной белоснежного снега, следы. Захотелось расплакаться, но за то я и люблю обезвоживание, что в нем можно прятать слезы. Быть может того кто оставил эти следы вблизи нашего клада, и вероятно забравшего его, стоит считать вестником свыше? Быть может это знак, что бабуле пришло время получить наконец долгожданный покой, не заглушая боль, а позволить этой боли в последний раз проникнуть сквозь ее жилы и, окутав немощную плоть изнутри, мягким усилием утянуть ее в бездну умиротворения? Наши сердца готовы были смириться с неудачей, но натренированное как собака сознание, вытаскивая из своих недр слова отца говорившего, что сын принесший весть о ненаходе лишается догона, отвергало само понятие «Ненаход». Но мы даже не догадывались, что наша попытка найти лекарство для любимой бабушки скоро превратится в семидневный бэдтрип на гране безумия. Следующую неделю мы всецело посвятили себя поискам заветного вещества — пачками меняли магазины, растапливали мёрзлую землю водой согретой сожженными остатками мебели из нашей квартиры, преодолевали десятки километров дорог, не получая возможности начертить собственную. Ненаходы сменялись диспутами, диспуты перезакладами, перезаклады снова ненаходами. И не было этому конца. И вот судьба дает нам последний шанс — перезаклад. Преодолев путь до адреса, превентивно потеряв надежду и подготовив добрые 200 грамм слез безысходности, я с трепетом приближаюсь к месту. Придав пальцам необходимую для успешного съема конфигурацию, запускаю их в щель. И тут.. пальцы упираются в заветный сверток, словно раскаленный уголь, обжигающий мое неподготовленное сознание своим присутствием. Клад найден. И вот все кончилось. Мы уже плетемся обратно в сторону дома. На лицах у нас подобия улыбок, но в душе мы не радуемся, мы понимаем — если для других перезаклад это просто новая возможность, то для нашей бабушки это перезаклад страданий. Ведь за днями поисков этой дозы последуют недели поисков следующей. Неминуемо грядут новые нескончаемые мириады часов, которые бабушка проведет в одиночестве темной, холодной квартиры, коротая время пересчетом оттенков испытываемой агонии, ожидая нас, ушедших за кладом. А если однажды мы не вернемся.. Что же тогда? Кто спасет её..? Кто спасет её..?! — утихающим шелестом проносилось в моей, затуманенной смиренным отчаянием, голове…Нажмите, чтобы раскрыть…я надеюсь это ctrl+c ctrl+v???

что за отчаяние? хочешь бросить бросай)))